8 800 775 82 90
Анонимно. Бесплатно.
Интересует стоимость лечения?
Халилев Валерий Владимирович
Автор статьи
Программный директор сети центров "Решение" Стаж - 15 лет

Метадоновая заместительная терапия – это программа поддержки наркоманов при помощи легального «заменителя» Героина и других опиатов. Такие заместительные программы сегодня действуют в большинстве стран мира, включая страны США и Евросоюза. В России лечение Метадоном запрещено, однако недавно замглавы ФСИН выступил в поддержку терапии. Давайте разберемся, какие плюсы и минусы есть у метадоновой программы, и нужна ли она России.

Метадоновая терапия – что и зачем?

зачем нужна метадоновая терапия

Очередь в клинику за метадоном

Опиумная зависимость (Героин, Морфин, Дезоморфин, Кодеин и т.д.) – одна из наиболее тяжелых: опиаты вызывают быстрое привыкание и долгую мучительную ломку, провоцируют множество психических и соматических болезней.

Потому для помощи опиумным наркоманам придумана заместительная, или поддерживающая терапия: больному прописывают легальный синтетический аналог Героина – Метадон. Это вещество обладает таким же психотропным эффектом и при регулярном приеме помогает пациенту избегать ломки.  

При каких условиях назначается:

  • Совершеннолетний возраст.
  • Большой стаж употребления опиатов (зачастую больше 1-2 лет).
  • Постановка на официальный государственный учёт.
  • Неудачные попытки лечения в прошлом.

Мировая практика

Идея выдачи наркотиков зависимым людям зародилась еще в первой половине прошлого века – до конца 50-х годов в США и Англии пациентам выдавали Морфин и Героин. А в 1959 году канадские врачи впервые применили в качестве «заменителя» Метадон, и их примеру последовали США и страны Европы.

Но началом «революции» замещения стала мировая эпидемия ВИЧ 1980-1990 годов. В этот период западные страны активно расширяли опиоидные программы. Так, в США они велись параллельно с программами по снижению вреда – организации-активисты предлагали наркоманам бесплатный обмен грязных шприцев на чистые, чтобы снизить риск заражения ВИЧ. Даже в РФ зависимые начали получать законный опиат – до 1998 года, когда он был внесен в перечень запрещенных веществ.

Арт «Опиоидная зависимость в США»

Результаты мировой практики

В начале массового использования заместительная терапия Метадоном дала хорошие результаты. Так, в 2004 году Всемирная Организация Здравоохранения, Управление ООН по наркотикам и Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД  поддержали терапию.

В подтверждающем документе организации отмечали, что у участников программы:

  • На 25-33% понизилась смертность в сравнении с обычными опиумными наркоманами.
  • Вдвое снизились показатели преступлений, связанных с грабежами и наркоторговлей.
  • Повысился уровень занятости и вовлеченности в социальную жизнь.

Пациент метадоновой клиники в Бостоне, США. Надпись на стекле: «Оплата не требуется»

Но за развитием замещающего метода последовал резкий скачок количества метадоновых наркоманов и нелегальной торговли препаратом:

  • Литва. За время действия замещения в 8 раз увеличилось количество наркоманов.
  • Беларусь. Нелегальный Метадон обогнал по продажам все остальные вещества – за 2004 год его изъяли почти в 6 раз больше, чем в предыдущий.
  • США. За время активного распространения терапии смертность от препарата в стране возросла на 390%.

  • Швеция. За 9 лет «замещения» треть пациентов умерли, больше половины вернулись к криминальной деятельности и не смогли найти работу.

При этом «лекарство» сегодня продолжают использовать более чем в 100 странах мира.

Бупренорфин – альтернатива Метадону

Многолетняя пропаганда заместительного метода в западных странах создала миф о безопасности Метадона. Но из-за легального производства и дозированной выдачи мощный синтетический опиат не перестает быть опасным наркотиком. Он вызывает стойкую зависимость с долгой – до месяца – ломкой, и разрушает жизненно важные системы организма.

Так, главный психиатр-нарколог Минздрава Евгений Брюн отмечает высокую токсичность препарата: в течение первых лет приема опиата вызывает цирроз печени, разрушает клетки головного мозга и приводит к слабоумию.

В медицинской практике есть альтернатива токсичному опиату – Бупренорфин. В отличие от Метадона, это частичный агонист опиоидных рецепторов. Поэтому, согласно сравнительным исследованиям австрийской клиники психиатрии, Бупренорфин не вызывает столь сильное привыкание и позволяет быстрее снизить дозировку препарата и выйти из программы. Так, из тестируемой группы, принимавшей Бупренорфин, от него смогли постепенно отказаться 55% зависимых (11 человек), а в «метадоновой» группе отказались лишь 25% (5 человек).

По этой же причине Бупренорфин не так популярен у наркоманов, что снижает вероятность его утечки на черный рынок.

Но при очевидных доказательствах большинство государств продолжает использовать Метадон – просто потому, что он стоит намного дешевле Бупренорфина.

Аргументы «ЗА»

Несмотря на пессимистичные показатели в США и странах Европы, сторонники метадоновой заместительной терапии приводят неизменные аргументы в пользу такого лечения:

  • Контроль качества. Если раньше зависимый мог принять некачественное уличное ПАВ и умереть от передозировки, то теперь он получает четкую дозу качественного фабричного вещества под присмотром медиков.

  • Снижение наркопреступности. Получая легальную дозу в аптеке, больной не спонсирует преступный наркобизнес и не совершает преступлений ради денег.

  • Защита от инфекций. Принимая Героин внутривенно в антисанитарных условиях, зависимый рисковал заразиться ВИЧ или гепатитами. Выдача законного «пайка» защищает от этой угрозы.

  • Ресоциализация. Пациенты не переживают – по крайней мере, в начале – тяжелую ломку с физическими болями и опасными изменениями поведения. Поэтому они могут вернуться к нормальной работе и восстановить отношения с близкими.

Аргументы «ПРОТИВ»

У противников метода тоже есть свои аргументы, и с учетом приведенных выше исследований их количество и доказательная база постоянно растут:

  • Смена зависимости. Метадон формирует более сильное привыкание, чем Героин. Поэтому нелегальный наркотик просто сменяется легальным.

Протест жителей Грея против метадоновых клиник в городе

  • Нет полноценного лечения. Замещение не лечит корень болезни – психосоциальные нарушения, которые заставляют человека принять ПАВ и продолжать употребление. Поэтому пациенты не могут вернуться к нормальной жизни в обществе.

  • Нет выбора. Обычно зависимый стоит перед выбором – продолжать употребление и убивать себя, или отказаться от ПАВ, начать полноценную реабилитацию и изменить свою жизнь. «Замещение» же предлагает хитрую альтернативу – просто сменить незаконное вещество на препарат, который прописывает «знающий» врач. Привлекательность легкого пути и авторитет официальной медицины делают своё дело – зависимый сможет выбрать только новый наркотик.

Жители Сиднея, Австралия, добились закрытия метадоновой клиники в своем регионе

  • Прогресс заболевания. Переводя пациента с опиатов на Метадон, врачи подсаживают его на более мощное средство с быстрым развитием зависимости. Поэтому привыкание будет возрастать, а постоянно повышать дозу лечащий врач не станет. Пациенту придется вернуться на черный рынок.

При этом ослабленный организм наркозависимого продолжает разрушать законный наркотик.

Метадоновая терапия в России

лечение метадоном в России

Кратко рассмотрим, как изменялась позиция российских медиков и властей к заместительной терапии Метадоном:

  1. В 60-е годы советские медики начали использовать Метадон по примеру зарубежных стран. Но уже в 1977 году его официально запретили к применению в медицине и придали статус «тяжелого наркотика».
  2. В 90-е годы на пике героинового бума препарат снова начали применять уже в постсоветской России.
  3. В 1998 году вещество включили в перечень наркотических веществ, полностью запрещенных к использованию.
  4. В 2011 году ведущий нарколог Минздрава Евгений Брюн выступает с резкой критикой заместительного метода и призывает к полноценному лечению наркомании.
  5. В 2014 году Крым вошел в состав России. По украинским законам, на полуострове были разрешены заместительные программы, но с присоединением к РФ использование препарата в Крыму запретили. А глава ФСКН заявлял – за 3 года внедрения метода на полуострове умерли 200 больных, местные же медики были вовлечены в преступные схемы по поставкам препарата на черный рынок. 
  6. 19 сентября 2018 года замглавы ФСИН Анатолий Рудный поддержал идею заместительной терапии для наркозависимых – озвученная позиция принципиально отличается от действующей политики РФ в области наркологии. 
  7. Заявление Рудного вызвало общественный резонанс. Так, президент екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» резко раскритиковал предложение «плодить наркоманов». А вот нарколог Свердловской области поддержал представителя ФСИН – с уточнением, что замещение не должно превращаться в «банальную раздачу Метадона», а обеспечить у нас полный контроль вряд ли удастся.

Поможет ли Метадон современной России?

Большинство аргументов «за» и «против» были сформированы наркологами десятилетия назад. И теперь главная проблема заместительной программы – для всего мира и для современной России – она утратила актуальность. 

С 2008 года мир захлестнула волна синтетических ПАВ – Солей и Спайсов. Они действуют на мозг не так, как опиаты, поэтому опиоидная терапия современным зависимым не поможет. Более того – они могут получить доступ к еще более опасному веществу.

Итоги. Мнение эксперта «Решение» Вадима Шипилова

Как врач и специалист с многолетним опытом в наркологии, я категорически против заместительной терапии Метадоном. И вот почему:

  • Замещение не вылечит зависимость. Наркозависимость — это многофакторное хроническое заболевание со своим патогенезом, течением, финалом. Оно влияет и на физиологию, и на психику, и на социальную жизнь. Поэтому для полноценного лечения важно проработать все аспекты болезни.

Замещение предлагает просто заменить один наркотик другим. А так как у наркомана нет мотивации выздоравливать, между комплексным лечением и легким доступом к легальному наркотику он всегда выберет второе. Тем временем болезнь будет прогрессировать.

Я верю, что необходимо попытаться ему помочь, создать условия для выздоровления, а не просто обезопасить общество от его криминальных действий. Мы должны дать человеку шанс на жизнь совершенно другого уровня, на полноценную жизнь, а не существование ради дозы, пусть и легальной.

  • Особенности менталитета. Вводя такие меры в России, необходимо учитывать не только зарубежный опыт – хороший или плохой, – но и местный менталитет.

За рубежом быть метадоновым наркоманом не престижно. А мы живем в зависимом обществе. Допустим, аптеки или клиники раздадут наркоманам бесплатные наркотики. А что дальше? Что делать с семьями, с зависимыми отношениями родственников, что делать с обществом? Есть ли действенная система помощи? Ответ – ее нет, она не налажена. Потому в первую очередь важно создать действенную систему социальной помощи.

  • Отсутствие специалистов. В нашей стране нет образовательных институтов, которые занимаются подготовкой специалистов по химической зависимости. Вместо этого у нас есть психиатрия, но, судя по ситуации в стране, она доказала свою беспомощность. Сейчас мы не можем даже составить комплекс симптомов наркозависимости, по которому можно прописывать «заменитель». А с учетом эпидемии синтетических дизайнерских веществ вообще невозможно официально подтвердить зависимость пациента – ведь его наркотик может быть не занесен в перечень запрещенных препаратов.

Вначале необходимо решить эти проблемы, а потом уже раздавать наркотики.

Метадоновая терапия | Вся ПРАВДА о метадоне

31.10.2018 г.

Виды наркотиков / Наркомания /

Расчет стоимости лечения от метадона Каждый случай зависимости - индивидуален. Кому-то необходимо особое питание или медикаменты, другому - дополнительные часы терапии с психологом. Мы поможем подобрать вариант лечения, который подойдет именно вам или вашему близкому.
click fraud detection
Подпишитесь на лучшие материалы программы РЕШЕНИЕ